17.04.2024

Бац и готово!

Бац и готово!

– Привет всем, кто не поленился встать в такую рань. С вами снова я – Мария Ковригина, ведущая кулинарного шоу «Бац – и готово!» Сегодня в нашей студии находится женщина, которая не только поделится своим рецептом, но и расскажет, как ей помог в семейной жизни простой гороховый суп. Начнём с того, что не так уж он прост этот супчик. Все профессионалы знают, насколько сложно подготовить все его ингредиенты. Есть даже определённая схема готовки, и если ей не следовать, то вряд ли у вас получится что-то особенное, а не просто горошница.

Тема, казалось бы, простая. На любом кулинарном сайте есть абсолютно всё: от замачивания гороха до разлива уже готового супа по тарелкам. Даже, в какую сторону его мешать в кастрюле: слева направо или наоборот.

Я приглашаю на сцену Лидочку, согласившуюся не только поделиться рецептом горохового супа, но и рассказать свою непростую историю.

Виноватый голос в наушнике поправляет ведущую:

– Простите, Марь Иванна, накладочка вышла. Её зовут Танечка. Лидочка вышла вчера замуж и уехала в Нарьян-Мар.

В женских глазах мелькнул зловещий огонёк, не предвещавший ничего хорошего Петру Сергеевичу, ответственному за корректность информации, приглашение главных героинь на программу и их подготовку к студийной обстановке.

Тем не менее, разъярённая Мария и глазом не моргнула, продолжив вещать дальше, словно и не ошиблась с именем женщины. Протарабанив в качестве отвлекающего маневра пару-тройку заготовок о сложной женской доле, она приветливо произнесла:

– Поприветствуем Танечку. Она приехала к нам на передачу из далёкого Омска.

В студии раздаются хлипкие аплодисменты и одиночные выкрики с места. А сама женщина вскакивает на ноги, неожиданно падает на пол, затем быстро встаёт, одёргивает кофточку и ковыляет к предназначенному для неё креслу.

– Во-первых, я не Танечка, а Татьяна Анатольевна Маркушева. А во-вторых, я пришла сюда не про ваш супчик говорить. Хочу обратиться через вашу передачу к своему мужу. Дело в том, что этот поганец сбежал от меня к своей секретарше, тощей авангардистке Элине, умеющей разве что кофе сварить, да и то в кофемашине.



Не обращая внимания ни на аплодисменты, ни на змеиное шиканье режиссёра, она с энтузиазмом продолжила:

– Секрет вовсе не в том, кто и что умеет готовить. Вот, к примеру, ваш хвалёный гороховый суп. Ну и кто его будет есть с утра пораньше? Да и в обед вряд ли. А на ночь – и вовсе опасно для окружающих. А эта бесстыжая секретарша? Ни кожи, ни рожи, а ведь сумела увести из семьи чужого мужика. И не посмотрела ведь, что и сын у него имеется, и жена сидит в декрете. Дрянь баба. А вы говорите – супчик.

– Татьяна Анатольевна, но вы-то уж точно умеете вкусно готовить? – попыталась направить беседу в нужное русло Мария. – Тема нашей передачи – гороховый суп….

– Ну, конечно, умею. И суп, и кашу, и котлеты. Лет сто уже стою у плиты.

При этих словах ведущая внутренне успокоилась и приготовилась задавать заранее подготовленные вопросы. Но не тут-то было. В разговор вступила моложавая дама лет сорока. Её точный возраст очень трудно было определить даже Марии, имеющей большой опыт общения с самым разным контингентом, начиная от бомжуюущих не по своей воле женщин до жён олигархов и преступников. А причиной тому был устрашающе яркий макияж, ярко-рыжие кудри до плеч, нарощенные ресницы, густые, как самый непроходимый лес, и короткое обтягивающее платье красного цвета. Мини-платье явно не подходило женщине на размер, а то и на полтора. В нём она была похожа на объевшуюся гусеницу, демонстрирующую без стеснения все свои складочки. К ней тут же подбежал соведущий Марии Кирилл Медников, большой любитель приколов и бальзаковских женщин. Пошептавшись с дамочкой не более десяти секунд, о чём он впоследствии горько пожалел, Кир торжественно произнёс:

– А сейчас мы приглашаем Наталью Геннадьевну присоединиться к нашему разговору. Она тоже приехала из сибирского города Омск. Она расскажет нам о старинном рецепте приготовления горохового супа. В Сибири все женщины умеют его варить, но далеко не все знают, что с его помощью можно не только выйти замуж, но и удержать своего мужа от измен. Поприветствуем Наталью Геннадьевну!

В этот раз аплодисменты были гораздо громче, и публика несколько оживилась.

– Во-первых, не надо меня навеличивать. Я – Наташа. Просто Наташа. Во-вторых, не надо мне рот затыкать вашим грязным микрофоном. Есть ещё и в-третьих.
Что я скажу? Всегда хотела попасть на эту дурацкую передачу. Супчик они хотят сварить, чтобы мужика удержать!? А вот хрен вам. Надо себя уметь преподносить правильно и за модой следить, и краситься каждый день, и в постели кувыркаться, как в последний раз. И что за название дурацкое? «Бац – и готово!» – женщина выстреливала явно заготовленную заранее тираду, как из пулемёта, размахивала руками, хлопала ресницами и сердито поглядывала то на Марию, то на Кира.

– Люди добрые! И что же это делается! Я тоже из Омска, а ведь не лезу без приглашения на сцену. У меня тоже есть рецепт, правда не супа, а манной каши, – заверещала сухонькая старушка в голубом берете, вязаном шарфе и огромных очках с толстыми стёклами.

Хоть она и была весьма преклонного возраста и сидела на последнем, самом верхнем ряду, её голос гремел по всей студии подобно иерихонской трубе, заставляя присутствующих морщиться и хихикать. Поднявшись с трудом со своего места, она решительно направилась к выходу из студии, продолжая свою ворчливую песню:

– Никогда больше не приду сюда. И денег пообещали и накормить после эфира. Наверняка обманут. И что за название? И кто этот Бац?

И это – прямой эфир! Мария с каждой минутой погружалась всё глубже в леденящий душу страх, переходящий в панику. Она понимала, что её карьера стремительно катится под откос, набирая скорость и обороты. Только чудо могло спасти передачу. И тут встаёт пухленькая девочка младшего школьного возраста, подбегает к микрофону и кричит:

– Меня зовут Света. Просто Света. И я знаю, что надо делать, чтобы папа не бегал к тёте Зине с пятого этажа. Мама всегда так делает, я сама видела.

При этих словах крашеная блондинка из первого ряда пулей вылетела на сцену, схватила свою дочь за руку и потащила к выходу. А зал недовольно загудел. Видимо, всем хотелось узнать, что же такое делает её мать, чтобы удержать в семье блудливого мужа. Явно не суп варит.

Всё!!! Полный провал. Расстроенной ведущей ничего не оставалось, как вывести на экран красочный рецепт приготовления злосчастного супа.

– Уважаемые зрители! В следующий раз мы обсудим с вами злободневный вопрос воспитания подрастающего поколения, и влияет ли на сам процесс совместное приготовление (голос из зала – манной каши)… А почему бы и нет? Манной каши. (Всё равно это была её последняя передача, поэтому Мария механически повторила хулиганский выкрик.) На этом наша передача заканчивается, мы с вами прощаемся (так и хотелось добавить – навсегда). С вами была Мария Ковригина ииии… – она по-дирижёрски взмахнула рукой, и довольный зал дружно проревел:
– Бац! И готово!

Дорога в гримёрку заняла целый час. Только ленивый не пожал ей руку и не поздравил с полным аншлагом. Уже во время передачи студия буквально разрывалась от звонков желающих принять участие в следующем «Баце». Рейтинг умирающего шоу взлетел до небес. Последним к Марии подошёл сам Босс:

– Ну, ты дала, детка! Сценарий – просто класс! Голливуд отдыхает. Не ожидал от тебя такой прыти. Как ты сумела до такого додуматься и найти этих тёток из Омска? И девчонка тоже была хороша. И мамаша вовремя выскочила за ней. В общем, засиделась ты Машенька в захудаленькой передаче, забираю тебя к себе. А тут уж пусть Кир разбирается и с манной кашей, и с этим вашим «Бацем».

И уже вслед уходящей девушке негромко произнёс:
– А название-то и, правда, дурацкое.

автор Ирина Абеляр