15.06.2024

Лукашенко о разговоре с Пригожиным


Подробности переговоров, остановивших мятеж, раскрыл Лукашенко:

“К утру субботы с 8 часов утра мне уже поступает тревожная информация о ситуации в России. Кое-кто мне там подсказывает, что пишут в этих Telegram-каналах, мессенджерах… Через ФСБ и наш Комитет госбезопасности, генерала Тертеля мне докладывают: Путин хочет связаться. Пожалуйста. В 10.10 позвонил и подробнейшим образом проинформировал меня о ситуации, которая происходит в России.

Задал Путину несколько вопросов, в том числе и про противодействие этому, и понял, что ситуация сложная. Не буду конкретизировать эту часть разговора.

Самое опасное, как я понял, – это не в том, какая она была, ситуация, а как она могла развиваться и ее последствия. Это было самое опасное. Я также понял: принято жестокое решение (оно и прозвучало подтекстом в выступлении Путина) – мочить. Я предложил Путину не торопиться. Давай, говорю, поговорим с Пригожиным, с командирами его. На что он мне сказал: “Слушай, Саша, бесполезно. Он даже трубку не берет, ни с кем разговаривать не хочет.

Я спрашиваю: “Где он?” – “В Ростове”. Я говорю: “Хорошо. Худой мир лучше любой войны. Не торопись. Я попробую с ним связаться”. Он в очередной раз говорит: “Это бесполезно”. Я говорю: “Хорошо, подожди”. Где-то мы разговаривали, наверное, с полчаса. Потом он меня проинформировал, что на фронте. Помню его слова: “Ты знаешь, а на фронте, как ни странно, лучше, чем когда-либо было”. Я говорю: “Вот видишь, не все так печально”.

В 11 часов. Надо было еще эти телефоны найти. Говорю: “Как с ним связаться? Дай телефон”. Он говорит: “Скорее всего, у ФСБ есть телефон”. Мы уточнили. Установили к середине дня целых три канала, по которым мы можем разговаривать с Ростовом”.

Важную роль в переговорах с Пригожиным сыграли зам.министра обороны РФ Евкуров и директор ФСБ Бортников.
Также отметил, что на Пригожина оказывали влияние руководители его боевых отрядов.

“В 11.00 он (Пригожин) мгновенно снял трубку.
То есть Евкуров его позвал, отдал ему телефон: “Вот, Президент Беларуси звонит, будешь ли разговаривать?” — “С Александром Григорьевичем буду”.
Я слышу их разговор. Взял трубку. Разговор — эйфория. У Евгения полная эйфория.
Разговаривали первый раунд минут 30 на матерном язык
Исключительно. Слов матерных (я потом уже проанализировал) было в 10 раз больше, чем нормальной лексики. Он, конечно, извинился и начал мне матерными словами рассказывать”.
“Ребята только с фронта. Они видели тысячи своих погибших ребят. Ребята очень обиженные, особенно командиры. И, как я понял, они очень влияли (я это предварительно вычислил) на самого Пригожина.
Да, он такой, знаете, героический парень, но на него оказывали давление и влияние очень те, кто руководил штурмовыми отрядами и видел эти смерти. И вот в этой ситуации, выскочив оттуда в Ростов, в таком полубешеном состоянии я с ним веду этот диалог”

“Я говорю: “Женя, никто тебе ни Шойгу, ни Герасимова, никого не отдаст, особенно в этой ситуации. Ты же знаешь Путина не меньше, чем я. Во-вторых, он с тобой не то что встречаться — по телефону разговаривать не будет в силу этой обстановки”. Молчит.

“Но мы хотим справедливости! Нас хотят задушить! Мы пойдем на Москву!” Я говорю: “На полпути тебя просто как клопа раздавят. Несмотря на то что войска (мне об этом Путин долго говорил) отвлечены на соответствующем фронте”. Подумай, говорю, об этом. “Нет” — такая вот эйфория”.

“Долго я его убеждал. И в конце сказал: “Знаешь, ты как хочешь можешь поступать. Но на меня не обижайся. Бригада подготовлена к переброске в Москву. И, как в 41-м, ты же книжки читаешь, образованный, умный человек, мы будем защищать Москву. Потому что данная ситуация не только в России.

Это и не только потому, что это вот наше Отечество. А потому что, не дай бог, вот эта смута пошла бы по всей России, а предпосылки для этого были колоссальные, следующими были мы”.