22.06.2024

Роковой брак, который привел к трагическому концу – Инна Гулая и Геннадий Шпаликов

Он – известный поэт сценарист, то самый, который написал сценарий и песню для фильма “Я шагаю по Москве”. Она – талантливая актриса с внешностью ангела. Сначала их встреча казалась волшебной сказкой, но оказалась роковой ошибкой, которая стоила жизни обоим.

Инна Гулая и Геннадий Шпаликов

Инна и Геннадий познакомились в коридорах “Мосфильма”. Оба молодые, красивые, талантливые. Инне было всего 22, но она уже прославилась ролями в фильмах “Тучи над Борском” и “Когда деревья были большими”.

“Моя Флора”

У нее было множество поклонников, а восхищенные коллеги сравнивали ее с ангелом. Не устоял перед обаянием актрисы и Шпаликов. Он тоже был известен, имел славу талантливого поэта, по совместительству весельчака и балагура.

Инну влюбленный Шпаликов сравнивал с Флорой с картины Боттичелли и видел в ней больше музу, нежели реальную женщину. Но девушку это не смущало, как и то, что его жена Наталья Рязанцева ушла из-за пристрастия мужа к алкоголю. Юной Инне казалось: ради их любви он оставит эту дурную привычку.

“Когда деревья были большими”

И он действительно пытался. Но чем дольше держался, тем сильнее страдал. Выпивка давала ему ощущение безудержного вдохновения, “летящего шара”, без нее ему было сложно творить. Шпаликов срывался, пропадал из дома и возвращался через несколько дней, даже не извинившись. Очень скоро стало понятно, что ради семьи он не будет жертвовать ничем.

Сказка кончилась

Первое чувство к Инне прошло очень быстро. Следом схлынули восторг после рождения дочери Даши. А дальше – быт. И жена из ангела во плоти вдруг превратилась в обычную женщину – уставшую, предъявляющую претензии, поглощенную бытовыми вопросами.

Инна и Геннадий с маленькой дочкой Дашей.

Кроме того, уже тогда у впечатлительной Инны начались проблемы с нервной системой. Нестабильное психическое состояние обострялось на фоне семейных конфликтов.

Поэт-антисоветчик

Карьера Шпаликова и Гулой стремительно шла на спад. Инна отказывалась от больших ролей ради семьи, но продолжала трудиться в театре. У Шпаликова все чаще случались творческие кризисы – не помогал даже алкоголь. А вскоре фильм “Застава Ильича” по его сценарию обвинил в антисоветчине сам Хрущев.

Вместо покаяния Шпаликов с трибуны заявил, что придет время, когда поэты будут абсолютно свободны в своем творчестве. Мятежного сценариста тогда простили. В этот день у него родилась дочь, и все сказанное списали на эмоции. Единственное о чем попросили, — переписать сценарий.

Геннадий Шпаликов

Но этого он делать не стал – просто исчез без объяснений, чем еще больше испортил и так подорванную репутацию.
В 1966 году Шпаликов решил попробовать себя в режиссуре, и мир увидел его первую и единственную работу “Долгая счастливая жизнь”. Инна сыграла в ней главную роль.

“Долгая и счастливая жизнь” (1966)

Она же оказалась последней большой работой в ее карьере.

“Верни Наташу!”

В момент семейных неурядиц Шпаликов вдруг вспомнил о своей первой жене Наталье. Ссоры давно забылись, и от прошлых отношений осталось лишь ощущение “недопрожитой” любви. Там не было быта и скандалов, и Геннадий ухватился за воспоминания как за соломинку.

Наталья Рязанцева

Рязанцева рассказывала:

“Он приезжал в Ленинград, уже к нам с Ильей, звал по имени и на “ты” мою свекровь, а после прислал Илье письмо, чтобы он меня отдал. Вернул. То есть он прекрасно уже понимал, что этого быть не может быть, не нужно. Но был момент, когда ему показалось, что нужно, и он тут же об этом сказал. Дело, однако, было никак не во мне и даже не в душевной болезни Инны, а в собственно его трагедии, в беззащитности, в нежелании и неумении выживать, терпеть…”

В конце концов Шпаликов смирился с потерей, вернулся к Инне Свою боль он по привычке выразил в творчестве и залил алкоголем.

В разлуке не стало лучше

Инна тщетно боролась с пьянством мужа. Опасаясь за дочь, отправляла его в наркологические лечебницы, но он либо сбегал, либо, выписавшись, принимался за старое.

Любовь давно обратилась в пепел. Была лишь болезненная привязанность. Инна начала выпивать вместе с мужем, постепенно погружаясь в ту же черную бездну отчаяния. Даше временно устроили в интернат – чтобы не видела пьяные ссоры родителей.

Геннадий Шпаликов

В какой-то миг стало ясно: они больше не могут быть вместе. Инна попросила Геннадия уйти. Он собрал вещи и без слов покинул дом. Мать не приняла его, и Шпаликов два года скитался по друзьям и знакомым. Отсутствие дома и семьи подкосило окончательно. Всегда спортивный и доброжелательный Геннадий стал угрюмым и неухоженным. Пил по-черному. И только творчество как-то держало его в этой жизни. Но и оно вскоре перестало быть значимым.

“Я устал от вас”

… Поэта нашли мертвым 1 ноября 1974 года. Он повесился на красном шарфе. Рядом стояла полупустая бутылка вина, лежали сберкнижка – там осталось 57 копеек – и записка. “Не могу я с вами жить. Не грустите. Устал я от вас. Даша, помни!”

Для Инны смерть мужа стала двойным ударом. Потеря близкого человека была невыносима. Но еще невыносимее оказалось чувство вины и обвинения со стороны знакомых.

“Ты виновата, ты его выгнала из дома, не поддержала”, — твердили некогда близкие друзья. И кроме того, становилось очевидным: произошедшее поставит крест на ее карьере окончательно “Меня больше никто не будет снимать!” – с рыданиями звонила Гулая подругам.
Даше долго не говорили о смерти отца. Сказали – уехал отдыхать на курорт. Но девочка почувствовала обман, нашла в документах свидетельство о смерти.

Печальный конец

Инна пережила Шпаликова на 16 лет, но эти годы были наполнены тоской и отчаянием. Актриса много пила. Ее психическое здоровье дало трещину еще в юности, во время съемок “Туч над Борском”, где впечатлительная Гулая слишком сильно вжилась в роль сектантки Оли Рыжовой. С тех пор ситуация только ухудшалась. Алкоголизм и самоубийство Шпаликова, общественное осуждение, творческая невостребованность…

“Тучи над Борском” (1960)

А потом Инне диагностировали рак мозга. Этого было слишком много для хрупкой женщины. Даша к тому времени окончила ВГИК и стала сниматься, но вместо радости это вызывало у Инны лишь боль и зависть.
Ее нашли мертвой на кухне. Холодильник открыт, на плите варился суп.

“Передозировка снотворным” – значилось в медицинском заключении. Мать актрисы говорила, что у Инны действительно были проблемы со сном, но мысль о том, что Гулая сознательно свела счеты с жизнью, не покидала тех, кто знал ее более-менее близко.

Даша – дочь Инны и Геннадия – ее психика не выдержала переживаний

Даша винила в смерти матери себя. В поисках душевного спокойствия она на время ушла в монастырь, а вернувшись, обнаружила, что ее уволили из театра. В конце концов женщина переписала всю недвижимость на предприимчивую соседку и ушла в специализированный интернат:

“Я где-то пять-семь лет искала человека, который согласился бы жить со мной, помогать мне, но никто не хотел, поэтому ушла в интернат. Мне там хорошо, но меня почти никто не навещает”, — призналась Дарья.